Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

autoportrait

(no subject)

понедельник, 21 июня 2010 года, 09.17

Глеб Давыдов  Икона из спального района

21 июня 1962 года родился Виктор Цой

«Вы разве имеете право заходить в чужие могилы? Топтать чужие могилы? Окурки бросать? Вот зачем вы всё стоптали?» — кричит на фанатов Виктора Цоя кладбищенская уборщица. Это один из финальных эпизодов документального фильма Алексея Учителя «Последний герой». «Ну как же так можно — уничтожить всю зелень?!» — уборщица входит в раж, фанаты тупят головы… Каждый год 15 августа, в день смерти Виктора Робертовича (он разбился в 1990 году, в ДТП на трассе Слока — Талси под Ригой) поклонники его таланта собираются в разных местах России, чтобы почтить его память. Это уже стало традицией и ритуалом. И частью легенды, которая сформировалась вокруг имени Виктора Цоя после его смерти. Подробнее



а мне вот статья не понравилась. Её стержневая идея - как поклонники, ценители и спутники вроде БГ мешали Цою быть Цоем. И, якобы, мешают до сих пор, уже после смерти. Что ж, на фоне кухонной конспирологии, сенсационных подробностей его смерти, цитирования с придыханием его "фразочек, за которые могли" - вытянуть тормоза ("Государство - самая главная мафия" - произнёс он в телеэфир, и для поэта Алексея Дидурова в дальнейшей судьбе Цоя всё сразу стало очевидно) - такая отповедь ощущается чуть ли не свежей струёй; киноманов у нас ещё не попрекали осквернением кладбищ *(а в школе нам рассказывала учительница лит-ры - Ирина Васильевна, привет Вам, если Вы это прочтёте - что чем-то подобным о поминках Высоцкого отметился Ст.Куняев...и с ним тоже кое-кому стало всё ясно). Ну, подлинкуйте это скорее к соотв.статье на Луркоморье, что ли... Пусть "говнари" каются за того одного чокнутого, который "разыграл" мать Цоя после его смерти и не вякают, что его песен сегодня нигде не осталось, кроме как с ними и в них.
Вообще, разделять певца и аудиторию, не спросившись у него самого, разводить по полюсам дружбу и поклонение, любовь отданную и выплеснутую в ответ, пафосный миф и беспретенциозную сказочку - куда более потрясающая национальная традиция, чем уродливые кладбищенские памятники. Цой, может быть, и не любил, чтобы его узнавали на улицах, но кто-то у него узнавал, желал ли он запомниться "подростковой радостью" и "талантливым парнем из спального района", как за него договаривают журналисты?