autoportrait

Кандидаты, или Песенка молодого Политика.

Бывает так, что изнанка года,
Но я солгал:
Мы не готовы к такой свободе -
К таким ногам.
(Н.Звягинцев)



Шальные голоса и взгляды зябки.
Район-крикуньи фу - да не всегда так.
Я тоже вырос свой, под чьи-то тряпки.
Забавно, что кому кто - кандидаты?

За кого судьба - по спискам.
С этим глупо - путать "спи с кем".
Ножки смотрят. Дальше - близким.
Но:
Моя душа - фарфоровая ваза.
Цветенья гладкий запах, как с гармони...
С потёмками играть - не баловаться;
Подавшаяся дверь - Фашистка стонет.
Чему-то учу - без подшвабренных чувств?

Ни хмурой зыби, свыше антилайка -
Чьи закатиться в блеск не смели очи.
С моим мужским баском - руками плакать!
Но... что мне сердца музыка морочит?
"Если я тебе не нравлюсь, застрелись: я не исправлюсь"?!
Если я тебе не нравлюсь - ВРЕЖЬ ПО ЖОПЕ, я ИСПРАВЛЮСЬ!!
Если я тебе не нравлюсь - врежь по жопе...
Уууу! Уууу!
Следите за фигурой, где "игрок" - я;
Лай, плеть, перешибая лицепальмы!
С росой по турникам - встречайте: рокот!
На двор - по минарету, град серпами
на город таких.
И, кстати, я - псих.

Кончай передо мною вся кривляться!
Соседским не свести тебя с умаа, и
Твой полдень поскучнел, а это власть я.
"До дома защитить" - я принимаю.

Колокольный дребезг - при мне;
То ли смысл - держать периметр...
Бриз дворов - порядок принят.
Есть!

Сквозь фары за окном - бумажный рейтинг...
Пробиться, "не на то" латынь растратив.
С мадам наедине, Природка - третий,
И, если это - яйки, я - Кастратик!
Идейки важней
засратых детей!
2017
autoportrait

Против Холмогорова и других сторонников ограничения часов продажи алкоголя

Оригинал взят у holmogor в В поддержку ограничения часов продажи алкоголя
Понимаю, что наживу сейчас врагов в лице всех любителей пития, но я категорически поддерживаю запрет продажи алкоголя по выходным и даже считаю, что его еще можно ужесточить.

Кстати, алкозащитники не замечают, что прибегают к риторике террористов и многонационалов. "Если ограничить алкоголь - случится революция" это же классическое "Если не кормить Кавказ - всех зарэжэм" или "Если признать роль русского народа - обидятся стопятсот народов". А я считаю, что разговоры с террористами вести не стоит.

Просто будьте честны с собой и признайте, что алкоголизм реальная проблема. И что возможность начать тяпать когда и как угодно, - это часть этой проблемы, и все станет на свои места. И когда мне оставляют на этот текст психотические комментарии в стиле "Егор - ты не русский" или "я перестала вас уважать", то это значит что речь идет о Тяжелой Болезни, носители которой агрессивны и пытаются навязать её как социальную и, того хуже этническую норму. То есть русский у них это пьянь. Не бывать тому.

В итоге обсуждения с собратом Крамником родилась следующая схема.

В обычных магазинах все крепче 19 градусов продается лишь 2 часа в будний день. Остальное как сейчас.

В специальных алкобутиках продается по нынешней схеме до 23 дрогой алкоголь. Бутики не имеют права продавать продукцию ниже определенной цены. То есть торговать дешевой водярой.

При таком раскладе в общем все разумные интересы будут учтены.

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/165089-povtorit-li-minzdrav-krestovyy-pokhod-ligacheva/

Министерство здравоохранения всего лишь предложило запретить продавать алкоголь по выходным, а крик в ответ стоит такой, будто бы все магазины закроются навсегда. Полагаю, противники предложенной меры отстаивают удобство своего личного употребления, не слишком задумываясь о цене программы «пол-литра в каждый дом» для общества в целом. Всякий уверен, что он пьет культурно, что он-то свою меру знает, что лично ему алкоголизм не грозит…

За свою еще не слишком долгую жизнь я видел столько развалившихся от пьянки семей, искалеченных родительским безобразием детских душ, наблюдал такие холодящие сердце картины распада и самоуничтожения великих умов, которые, не будь они пристрастны к горькой, принесли бы весомую пользу Родине, что со всей определенностью буду настаивать на обратном. Алкоголь — чума русского мира. Пьянство истощает нацию изнутри, расширяя каждую трещину в душе — от обиды и недооцененности, от бедности и покинутости, от неустройства быта и социальной смуты.

Особенно горько, когда искусственная бедность и искусственная же духовная пустота топятся в водке как в единственном седативном средстве. Мы попали в алкогольную воронку, из которой человек самостоятельно, без принуждения выбраться не может. Поэтому стране нужна решительная политика государственного ограничения продажи и потребления спиртного. Инициатива запрета виноторговли в воскресные дни — лишь второй после ночного моратория, но все еще недостаточный шаг к исцелению. Даже первые усилия дали определенные результаты: алкоголизация снизилась, меньше стало ночных пьяных драк, убийств, пожаров от оброненной в нетрезвом сне сигареты…

И не надо сказок о том, что «кому надо — все равно достанут у таксистов и в тайных лавках». Ограничения продажи проводят зримую черту между теми, кому и в самом деле все равно (пусть они попадают под законы Дарвина), и теми, кто не испытывает непреодолимой зависимости (их соблазняла именно возможность снять с полки бутылку в любое время дня и ночи). Запреты пишутся не для беспредельщиков, но для тех, кто может и умеет остановиться.

И зону этих ограничений следовало бы расширить. Для крепкого «сорокаградусного» алкоголя я бы и вовсе установил срок продажи 1–2 часа в сутки в будние дни — так, чтобы никакого спонтанного решения прикупить беленькой — походя — попросту не возникало.

Сошлются на слова князя Владимира о том, что «веселие на Руси есть в питии». Но о чем это было сказано? Не о мутящей разум горькой водке, а о вине, которое «веселит сердце человека», как говорит Писание. Так давайте же развивать крымское и кубанское виноделие, приучать нацию к богатым и благородным вкусам, анализ которых заставляет проделать умственную работу, а не заглушает ее.

Противники «сухого закона» обычно ссылаются на то, что и после 1914-го, и после 1985-го его введение «ускорило распад государства» (впрочем, оговоримся, сводить падение империй к одной лишь водке — слишком глупое упрощение, не делающее чести тем, кто привык повторять эту мысль из года в год). Однако и в царском, и в горбачевском случае решение принималось в годину народных бедствий. То есть исчезало самое простое, доступное в нищете и тоске «успокоительное» средство, а горечь бытия перетекала в агрессию и социальное разрушение.

Совсем другое дело — ограничивать потребление алкоголя в момент, когда качество жизни, несмотря на все трудности и беды, в целом повышается. Мы не голодаем, нам есть на что тратить деньги помимо водки. Наша молодежь потому и трезвеет (да, наибольшее падение интереса к употреблению горячительных наблюдается у тех, кому нет и 25 лет), что ей как в реальном, так и в виртуальном мире нашлись занятия.

Именно сейчас сложились те редкие условия, когда у России — впервые за десятилетия — есть шанс решительно покончить с алкогольной моделью поведения «массового человека». И кто знает, какие невзгоды ждут за горизонтом. А потому есть куда спешить. Нужно успеть прервать самую чудовищную нашу тенденцию до того, как это действительно станет опасно.




Мой комментарий (А.Е.М.):
На самом деле, крайне удобная и громкая позиция, как они ни примазываются к дискриминируемым меньшинствам.
Никакие возражения в принципе не переубедят сторонников подобной отмены. При этом, зомбированные - именно мы, сторонники "зла". Смысл - именно у них, а у нас - только порок, искажающий мотивы и заставляющий придумывать более или менее сложные смыслы.
Что ж, раз нас пьющих приравнивают к террористам - давайте не вести с нами переговоров. Я выхожу, в меня стреляйте дважды. Самое опасное в судьбе - когда понимаешь, что в твоём самоубийстве может быть объективный, не надуманный-намороченный смысл. Впрочем, я пережил один такой период; может быть, лично меня трусость спасёт и на этот раз. Тогда она же погубит кого-то из вашего антитеррора. Я с любым оружием против любых полицейских поддержу любой народец, который мне нальёт в Москве. Бедные семьи этих полицейских!

Суть манипуляции - в том, что "не вести переговоров с террористами" - это тактика, опирающаяся на знание, что после прохождения некоей точки сборки террориста уже не исправить и утверждать обратное может либо наивный человек, либо враг. Когда же заранее отметают стратегию, предлагающую "не превращать" некую общность (более или менее виноватую и порочную) в террористов - это уже см. "1984". "Вы человек, Уинстон? Посмотрите на себя! - Это вы меня таким сделали! - Нет, вы сами себя".
Но, конечно, больше всего бесит не это, а лживое, лицемерное "будьте честны перед собой" и очередное навязываемое объяснение, почему и зачем мы пьём и что мы о себе думаем.
autoportrait

Ну и как мне теперь не поддержать блокировку СиП?

Опубликовано на сайте www.krylov.cc

Запись из Фейсбука К. Крылова

06 July 2017, 07:56 UTC
РФ-ня заблокировала "Спутник и Погром". С формулировкой "установлены многочисленные материалы, оправдывающие деятельность запрещенных на территории Российской Федерации организаций "Правый сектор", "Исламское государство Ирака и Леванта" (прежнее название "Исламского государства" — прим. «Ленты.ру»), "Джабхат ан-Нусра" и других террористических группировок, воюющих на территории Сирии".

Ну то есть товарищи обвиняют СиП в том, что сами делают на практике (а кто у нас любит до дрожи Украину и муслей? рфушка и её руководство).

По поводу самого события - что ж. Будем теперь распечатки на углах расклеивать, ежели другого выхода нет.

ух ты. как мы шумно утираемся. как бы ещё русскому заставить вас ещё извиниться за "муслей"?
мусульманство, ислам - не моя религия, но, похоже, она неплохо справляется с тем, что меня бесит в мире и в женщинах ;-).
ладно, валяйтесь.
autoportrait

(no subject)

Оказывается, пару недель назад не стало Баяна Первитиновича Ширянова, автора единственной книги - точнее, трилогии, - которую я не устаю перечитывать. (Вопреки расхожему мнению, это никоим образом не говорит о том, что остальные книги "не остаются", "не западают", ну просто вот так вот. Прочие книги человек может помнить хоть "на иголку", а перечитывает - атмосферное. Это с прозой так.).

Разумеется, не обошлось без тошнотворного некроложного мудачества на темы "такой открытый парень был, и так заморочили голову взрослые кураторы, насчёт его якобы сверхталанта", "наркотики - дерьмо, давай разберём, почему ты к дерьму так тянешься, кто тебя так изувечил? Нельзя такие вещи ему прощать". В этот раз - не в исполнении гонористого поляка Галковского, а всего лишь - дяди Кости Крылова.

Ей-богу, лучше бы "такая культурка - это всё корм для одних жыдов, сами поглядите".
autoportrait

Ода LoserBeer

Выпивка - как стоп.
Выпивка - как вздох.
Лязгом по ноздрям - железный дух, в ответ на жалость.
Шорох местных толп,
Отголоски догм -
С возрастами-"плюс", в густой крови перемешалось.

Важность - проявлять,
Различать игру -
Разные соцветья, а не то что перестало:
Вина - греют взгляд,
Водка - чистит грудь,
И в мыслях только пиво - разъедает пьедесталы.

Лап тиски - стрелок,
Память вся со мной.
С неба - струны Смыслов: на ветрах - прямые ливни.
Досуха промок.
"Расслабухи" - ноль;
Всё-таки ведь я же - НЕ всё то, что ко мне липнет

Рёвы поутру -
В май прогулка - жуть!
Баю скверы быдла и горжусь мультяшным миром
Жжётся, что беру,
Знаю - что скажу..
Яркость - в оправдание двоим нам, с Loserbeer-ом.
autoportrait

я - москвич.

Вот смотрите, есть ссылка на главную государственную Российскую газету:
https://rg.ru/2016/11/17/vrach-rasskazala-mozhno-li-zarazitsia-vich-ukolovshis-shpricom.html
и по ссылке - одна из фотографий:

(основная фотка новости, на самом деле, вот такая:)
(отдельный вопрос - почему ЖЖ не в списке обязательных кнопок для быстрого перепоста, чтобы опубликовать вот эту новость вот с такой фотографией. Живой Журнал устарел настолько, по сравнению с твиттером, что на него нет даже некоммерческого расчёта? Но мы сейчас о другом...)
Вот смотрите. Я - москвич. У меня в голове отведено особое место для здания Госдумы.
И, когда я читаю новость на новостном портале, которую проиллюстрировали фотографией фасада Госдумы, - у меня на первом плане воспоминания географического характера "это ж здесь-то". Плюс, курьёзы личного характера, вроде того, как я пытался завязать шнурок, поставив ботинок на пандус у этого самого фасада и часовой меня прогнал.
И вот насколько, интересно, Интернет и данный новостной портал уравнивают меня - с екатеринбуржцем, например, - если новость о СПИДе и, к сожалению, соотносится с его, екатеринбуржца, более знакомыми городскими пейзажами?
autoportrait

Украины как государства быть не должно.

Украина - это ЗЛОЕ государство. А надо быть добрыми. Поэтому нельзя защищать Украину от развала, уничтожения государственности, интеграции в сравнительно вменяемые цивилизационные проекты. Хотя мне и МОЖЕТ БЫТЬ жалко тех, кого убьют при такой защите.
autoportrait

Неординарность (не моё)

Она была неординарной женщиной.
Она полагала, что мужчина женится для того, чтобы ежедневно слышать, как он плох, и как тяжело жить с ним. Она считала, что мужчина говорит о разводе для того, чтобы услышать, как он хорош, а как невыносимо ей будет без него.
Её настроение зависело от её здоровья, которое регулярно давало сбои. Она изо всех сил старалась казаться здоровой, видела, что ей это не удается, отчего её настроение резко портилось.
Когда ей было плохо, она добивалась того, чтобы ей было ещё хуже, причем орудием её плана всегда был он. Когда ей становилось невыносимо, она соблаговоляла его прощать, при условии, разумеется, искреннейших извинений и обещаний исправиться.
Она не позволяла ему участвовать в воспитании детей, и искренне полагала, что он должен быть ей за это благодарен. Если она ругала ребенка, он не имел права оставаться равнодушным - мужчина обязан влиять на детей. Когда он присоединял свой голос (видимо, находя её претензии справедливыми), она торжествовала от унижения и подавленности ребенка, но потом наедине с ним, чувствуя раскаяние, возмущалась его поведением, ведь у ребенка должен оставаться хоть один защитник, и разве не достаточно, что мать наказала непослушное дитя? Если он пытался сдерживать её упреки, то он был осуждаем за то, что выставлял мать мегерой, а сам старался за её счет казаться лучше - дешёвый способ добиться любви ребенка, а самое трудное - заботу о воспитании - переложить на мать. Если он ругал ребенка по собственной инициативе, она была, безусловно, на стороне ребенка, и негодовала по поводу его мелочных придирок - стоило ли портить настроение всем из-за каких-то пустяков. Когда же он не замечал плохого поведения ребенка, вся её сущность бунтовала против отцовского попустительства. Хвалить детей не полагалось, ибо это их портило, да и по совести говоря, не было таких ситуаций, когда дети заслуживали похвалы.
Она ждала его одобрения своим обновкам, хотя не доверяла его вкусу. Когда он их хвалил, она понимала, что он говорит это лишь бы отделаться от неё, лишь бы она отстала, ведь по его глазам она видела, что эти обновки ему не нравятся. Если он ругал, она обрушивалась на него с усмешками, и высмеяла его безвкусицу, напоминая, как он безобразно одевался до встречи с ней. Когда он прямо заявлял о том, что он ничего не смыслит в одежде, она понимала, что он демонстрирует ей свое пренебрежение. Если он не интересовался ценой, она поражалась его беспечности и лишний раз убеждалась, что все финансовые заботы лежат на ней одной. Если он спрашивал о цене обновки, она упрекала его в жадности.
Если он делал ей подарки, эти подарки не приходились ей по вкусу, и она сокрушалась выброшенным на ветер деньгам. Отсутствие подарков её просто убивало, и она с грустью вспоминала те дни, когда он, ухаживая за ней, дарил ей цветы и безделушки.
Она удивлялась, что к нему в гости не приходят его друзья, подозревая, что он считает её некрасивой и стесняется её. Если кто-то из друзей случайно заходил к ней в гости, она негодовала, почему он не предупредил её, и выставил её плохой хозяйкой, поскольку в доме не было соответствующего угощения.
Она принесла себя в жертву его счастью и нуждалась в ежедневной благодарности за это. Чем больше морщин появлялось на её лице, тем чаще ей требовались словесные доказательства её неувядающей красоты. Она считала, что муж не разбирается в женской красоте, но требовала ежедневных восторгов. Общепризнанные красавицы были по её мнению страшными уродинами, и муж просто обязан был соглашаться с ней в этом.
Она была неординарной женщиной. Нет, не думайте, всё, что сказано выше ничуть не говорит об её неординарности. Напротив, в этом она как раз ничем не отличалась от других женщин. Так почему же я утверждаю, что она была неординарной женщиной?
Она умела извиняться.
(Жмудь Вадим Аркадьевич)